Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

сказки народов мира

*
Почитаемте на ночь.
Типатавошто сценарий.



Планета номер 17 в Созвездии Насоса.

На ничейную по бумажке землю катапультируются в посиках счастья люди с другого континента.
Осматриваются, марика, говорят друг другу, как тут воздушно. И давай там жить.
А там вообще-то уже жили. Но их никто не спрашивал, тех, которые жили, перебили по одному, а кто остался, того споили и выселили за заборы.
А у самих - попёрло.
Потому что "неважно, что это такое, важно как это выглядит".
Выглядит - превосходно во всех значениях слова.

Ну, и вот. Стали эти, значит, приезжие, сбиваться в кучки под разными названиями.
А все кучки объединена в одну территорию, а для простоты кучки различаются по сторонам света. Маздахи западные, маздахи северо-восточные.

И был там у них один маздах. Самый большой. И самый, кажется, богатый. И граничил он на юге с другой страной - в отличие от многих других маздахов, которые ни с кем не граничили, разве что где-то на севере с тихими богатыми королевствами. Южный, значит, маздах.

Искатели эти, поселившись и размножившись, придумали в определённый момент времени, что тяжёлую работу у них будет выполнять привозная рабсила, бесплатно. Придумали и втянулись. Эта сила представляла собой бессловесную необученную физически развитую и выносливую массу существ с сизой кожей. С далёких волшебных берегов. Потом ушлым приезжим это так понравилось, что они привезли сизых слишком много, и эти сизые стали упираться.

Пришлось повоевать между собой, одни говорили, что сизые тоже живые и светятся, а другие говорили, что нефиг, каждому своё, одни беседуют, другие - работают, третьи дают деньги в рост. В общем, для красоты, сизых освободили от обязаловки пахать забесплатно, но по убеждениям территория разделилась на две условных части. И вот та самая часть, где всего было много, и которая с юга граничила с другой страной была, как раз, популярна у желающих беседовать за чашкой чая, пока сизые моют полы.

Шли годы. Сизые уже интергрировались настолько, что и в банках сидят, и медицинские дипломы, редко, правда, но имеют, ходят с гордо поднятой головой, да и вообще, как бы стали равными. В спорте и в музыке - большие природные молодцыб любимки публики. Тем более, что во многом на смену им понаехали маленькие кофейные человечки с той стороны света, с которой Большой богатый маздах и граничил. С ещё большего юга, значит.

Эти кофейные человечки отчаянно просачивались сквозь границы в коробках и мешках, посредством катапульт и путём переплывания приграничной реки, за что и получили название мокроспинки.

Ну, и вот, настал такой момент, когда Вождём нашей территории был избран сизый. Ну, что, так и должно было случиться. Так всегда случается, когда краёв не видишь. Первые понаехавшие отнеслись к этому по-разному, но куда деваться, на бумажке написано, а бумажки всякого рода они очень уважали, поэтому и порядок у них царил вполне себе не такой, как на других материках той же планеты. Написано на бумажке, значит - всё. А если не устраивает, можно другую бумажку написать. Но непремено чтобы написать и заверить.

Этот новый вождь был непонятного происхождения, но какая разница, если машины ездят, нефть качается, мокроспинки работают на стройке, а сизые удовлетворили желание равенства и братства. Пусть порулит. Тем более, что удерживает его несколько сотен потомков понаехавших первичного цвета. Про тех, кто там изначально жил, уже давно забыли, а не забыли, так держали в тюрьме, без особых разъяснений, одного даже вот уж 40 лет, так что не каждый житель той сказочной территории о них и помнил.

Но однажды сизый свободный вождь решил поощрить мокроспинок за многолетнюю безропотную службу и говорит: дарю вам прилегающую к вашей стране территорию, все южные маздахи, по границе с северными, забирайте и стройте там совместно светлое будущее. Вы хорошие ребята, берите, пока не передумал, весь югланд теперь ваш.

А жителей югланда почему-то не спросил. А что их спрашивать, вождь сказал - вождь сделал. Мокроспинки обрадовались. Ходят в своих больших шляпах, улыбаются, смотри, какое привалило. Сизому-то говорят в кулуарах, ты чё, рамсы попутал, ты зачем такую землю отдал-то? А он отмахивается, а что, типа, все мы братья, все свои, бог велел делиться. И не поспоришь!

А почему нас не спросили, кричали южане, а мож мы не хоЧим! Да кто их слушал, отдали и отдали. Прошло время. Ничего хорошего за это время на новой кофейной земле совершено не случилось, сады не посажены, светлого будущего как-то не видать, заборы повалились, мгла, жара, духота, рекламные щиты и пыль. И решили южане, что хотят обратно к своим. А уж сизый-то сто раз пожалел, что так сделал, но виду не подаёт.

А как узнал, что они обратно просятся, так давай им всякие знаки внимания оказывать и руки жать. Почти договорились. Мокроспинок снова не спросили, ни когда отдавали не спрашивали, ни теперь, когда стали забирать обратно. А они вдруг говорят: это наша страна! Руки прочь от вьетнма нашей кровной земли!

Как это, кровной? Вас там отродясь не было, пока ХХ лет назад по неясной причине мы к вам этот южок не присоединили. Ошиблись. Сейчас новую бумажку справим. И сами южане говорят: хотим обратно! А мокроспинки не отпускают, наше, говорят, не отдадим. Пока вождь думал, какую бумажку подписать и рылся в уже подписанных, вдруг прилетает с другого материка солнцелёт, а оттуда выходит иноматериковый житель, и говорит: Вождь! Не тронь чужого! На бумажке у тебя написано: чужого брать нельзя.

А Вождь диву даётся: тебе-то, инородец, какое дело? Мне тебя даже в бинокль из окна не видно, ты на другой стороне планеты живёшь, какие твои интересы? А прибывший гость говорит: мои интересы - свобода, равенство и братство. Не хотят мокроспинки отдавать вам свою землю, так и нельзя её отнимать!

Так не их это земля! Всегда была нашей, мы за неё кровь проливали. Ошибочка вышла тогда, а теперь исправляем. Проливали, не проливали, а на бумажке что написно? Где официальные границы Кофейников на сегодняшний день? Вот так и положено. А не послушаешь - подвергнем тебя планетарному остракизму, и червяка твоего склюём.

Ну, и понеслась. Кофейники говорят: наше! А не наше, так и не ваше! Там раньше другие жили! И мы там уже теперь тоже живём. А этот, с другого материка, который приехал свободу продавливать, всё стоит и не уходит, хотя уже и солнцелёт ему зарядили. А сам всё озирается, где тут что построено, и чем пахнет.
Другие-то зеваки говорят: да вы, кофейники, тут столько лет жили, а так ничего и не построили, неубедительно кричите, ваше предложение убогое. А третьи бумажками машут прям всем в лицо. Написано! Подписано! И всё тут.

Южане прям уже и понурились, их почему-то спросить опять забыли. А даже кто-то сказал, что их и спрашивать не положено, не доросли ещё, спрашивать тут всякого. Дали по соплям, и нечего спрашивать. А вождь всё пытается пришлого домой отправить, взлётную полосу расчистил, огоньки зажёг, сами, говорит, разберёмся, не первый год замужем, но пришлый стучит пальцем по ланжерону солнцелёта: без меня не разберётесь! Я лучше знаю! Без меня вообще никто нигде ещё не разбирался.

А тем временем на работу никто не ходит, мусор некому убирать, на улицах дерутся, мухи развелись, кого-то даже и придавили, витрины битые, вышки нефть больше не качают, дети плачут, уроки не могут делать.

Так и упёрлись. Злые языки говорили, что прилетевший с другого края планеты лётчик сам хотел строить новое будущее в Южных маздахах, и уже даже стал разведку проводить, где какие богатства в камнях, но никто его за руку не держал, мало ли, что говорят глупые люди.

Окинул он орлиным взглядом все задействованные маздахи, со всеми лесами, реками, шахтами и заборами, и подумал, что местных, значит, уже и не видно, спились да перемешались, на них плевать, а вот кофейников с маздахцами нужно перессорить, пусть перегрызутся, как пауки в банке, там и разнимать придётся, то, что надо, одно здоровье.

А дальше случается вот что...
Tags: враньё, глупости, лингвистическое, понаехали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments