Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

про любовниц

*
Да-с.

Что об этом думают разные замужние женщины - я примерно знаю.

Сукиблядиразбиваютсемью.

Семью никто никакую не разбивает, разумеется, потому что семьи никакой нету, была бы семья, никто бы не шлялся по любовницам и не рассказывал им, как хочется свободы.

При настоящей семье тоже может состоять любовница, но ей порядочный мужчина на жену никогда не жалуется. Вообще, как начал жаловаться на свою бабу, значит, сразу вахлак. Потому что само по себе наличие этой самой любовницы - дело вполне биологическое, и таковым и остаётся до того волшебного момента, пока он не брякнет ей что-нибудь про светлое совместное будущее.
На этом вступление заканчивается и начинается основная часть.

Парящая в воздухе на контрасте со сварливой, более сильной и наглой, а то и более рослой, женой, любовница прищуривается и поначалу ничего не говорит. Сидит, крылья сушит и глядит глазами с поволокой. А про себя думает: ну, посмотрим какой ты зорро. Переспрашивает ненароком про светлое будущее. Получает пару-тройку-десятку подтверждений. И чем чаще он ей эти подтверждения проговаривает, тем больше и сам начинает верить, что всё так оно и будет. Вот, только, несколько позже. Описать критерии этого "позже" он не то, чтобы не может, но и не хочет. Позже, и всё тут.

Иногда "позже" будет, когда дети вырастут. Детям при этом лет по 12. Иногда, когда она, жена то есть, встанет на ноги. А то ведь без него же - никуда. Это очень важный момент, без него она, эта неважнецкая жена, ну, никуда. Не умеет ничего. Вот намедни одна такая не умела в Москве телефонный номер набирать, будучи, впрочем, учительницей пяитдесятых годов рождения. Ну, не умеет. Выученная беспомощность. И хорошооооо выученная, этот ейный муж всё кнопки за неё на трубке нажимал. Ещё одна не умела в аэропортах пересадки с самолёта на самолёт делать. Поэтому ей муж покупал прямые рейсы. В пятизвёздочных гостиницах, впрочем, жить умела. Ещё одна никак не могла никуда сама доехать, СМСила по 14 раз с дороги, где куда повернуть. Ну, а уж про то, как они гвоздя от отвёртки не отличают, что и говорить.

Так вот. Спросит она, любовница, значит, раз десять про светлое совместное будущее, послушает стодесять раз про никчёмную жену, и, продолжая соблюдать кодекс чести, то есть, не звонить, когда не положено, и не требоваь внеплановвых встреч, уже направляет его авианосец на свою базу. Потому что сука обещал. Но авианосец он и есть авианосец. На нём живут пилотируемые аппараты его официальной бумажной жены. И места для других нету. Ведь ей же иначе-то куда приземляться? Без него же никак!

И вот как только этот самый его авианосец, вспыхнув всеми прожекторами и подняв все флажки поворачивается к новой бухте, нужно, чтобы команда была "полный вперёд".
А команды и нету.

Ну, и покладистая, понимающая, терпеливая и изобретательная любовница, пару-тройку-десятку раз смолчав, наконец открывает рот, напомнить про светлое будущее в бухте золотой рог. Обещал, сука. За язык никто не тянул. И зачем жить с нелюбимой бабой. Фуууу!! И всё время ей врать и от неё скрываться. Себя не уважать. И вообще. Уже полгода прошло. А то и два.

И поначалу конструктивные диалоги постепенно переходят в столь знакомый ему по "семейной" жизни сценарий. Она спрашивает, он уворачивается. Она переспрашивает, он отводит глаза. А то и на часы глядит. Потому что пора домой! Там эта, ну, эта, а то опять начнёт орать и допытываться. Хм... А я, а я не начну допытываться?! - восклицает любовница. Нет, ты не начнёшь, ты не должна начать, потому что ты умная и хорошая.

Жёнам можно. Типа, они же говно, значит, им можно. Ну, а ты - для красоты и света.
Ангелам непозволительно. И как только открываешь рот с земными логичными претензиями и вопросами, сразу уже не ангел, а раз одно говно дома уже есть, второго не надо.
Надо быть ангельчиками, которые выше суеты. Они, болтливые ходоки, будут в суете служить другим, а ты бестелесная и сияющая, будешь рационализировать отступления и обрабатывать им раны, чтобы их подзарядить на борьбу и противостояние с той, другой, на стороне которой всё, кроме радуги над боем.

Борьба эта носит даже эпический характер. Этот ОН всё время скрывает от супруги истинные мотивы и планы. И в этом прилично поднаторел, сам чёрт ему не брат, врёт, как дышит, может смотреть в глаза и заливаться райской птицей. А она его не менее виртуозно раскалывает и поносит. И уходить при этом никуда не собирается. Он может привести в дом восемь проституток и тут же посреди комнаты у неё на глазах всех отглумить, а она и тогда не уйдёт, только он этого не понимает, и оттачивает навыки художественного вранья. И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно, и в то же время, крайне романтично и увлекательно в груди. А жена привычно шарит по карманам, электронной почте и телефону (от которых, он думает, у неё нет паролей, а они давно есть), закатывает скандалы или закусив губу угрожает разводом. Она уже всё давно знает, эта жена.

От которой никто никуда не собирается в обозримом будущем уходить. Где-нить послезавтра. Но не раньше. Потом идёт период сказочной суеты, не без метафизики. К примеру, секса с женой как бы нет, но вдруг рождаются, откуда ни возьмись, от непорочного зачатья новые дети. Которых тоже надо ставить на ноги. Или жена начинает усердно болеть, а на кого же её такую оставить, без него же никуда! Ты-то без него и так не пропадёшь, потому что ты неземная, самостоятельная, везде сама доедешь и знаешь, что покупать и где спрашивать. А она, земная баба, дура с аллергией, опухолью, мигренью, щитовидкой, язвой и ещё бог весть с чем - пропадёт! Так что послезавтра ещё не настало.
Да уже и не настанет.

Потому что чем больше ему задаётся вопросов, тем больше сказочная принцесса начинает эту как раз жену и напоминать. А куда их две-то, требующих держать ответ за свои слова, ожидающих звонков и совместных походов, напирающих на совесть и выражающих недоверие. Хватит и одной. Той, с которой уже и простыни знакомые, и дети высиженные, и тёщи прикормленные, и знаешь, с каком ящике пластырь.
На хрена козе баян.

Ну, а не получилось ничего, разумеется, в любимом жанре "так сложилось". Не ты трус и трепло, не ты тряпка и паразит, не ты пел, как соловей, а потом удетел на ЙУХ, а оно "так получилось". Само. Никто не виноват. И до сих пор тебе странно, что такая, казалось бы, умная женщина, отказалась подбирать объедки и крошки со стола твоей смекалистой жены. Хм, странно. Почему отказалась?
Ведь подбирала же?

И если он вдруг в пароксизме самобичевания говорит: да, я говно, я не приспособлен, пусть фатум отнимет у меня мою любовь, и прочее бла бла, и даже расплакаться может, то это только для того, чтобы ты ему сказала: Нет, нет! Ты прекрасен! Я подожду тебя. Я буду ждать тебя всю жизнь. Приходи, когда можешь. Я облегчу твои чресла и наполню твою грудь жизнью и силами для дальнейшей борьбы с той, от которой, я знаю, ты никогда никуда не уйдёшь!
Но настаёт день, когда он больше такого не услышит.

И всё.
Tags: про мужиков, суета
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments