Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

щас скажу

*

Опять не понравится, знаю.

Ну... Что делать. Терпите. :)

Знаете, почему всё же дядьки ответственны за межнациональную рознь?

Потому что есть АРМИЯ. Сейчас это постепенно делается менее актуально, потому что там где-то прозвонило, и потому
что уже нет республик, из которых во всякие там забво и прочие колымы ехали служить совершенно дикие неграмотные кишлачные и горные 18-летние "солдаты".

Мы отлично пожинаем плоды советской армии призывов 60-70-80 годов,
где этих зверей, оленей и прочее "чурбаньё" били пряжками и арматурой смертным боем
всякие там полуколхозные и "посёлковгородскоготипа" неазиаты и некавказцы.

В армии служили практически все. И практически все мужчины неславянского происхождения возвращались из армии
безгранично и навсегда ненавидящими "русских". Мало того, что и сама армия была (есть ли сейчас - не знаю) крайне дискомфортным местом, так ещё и неуставные отношения являлись её неотъемлемой и даже уважаемой частью.

Поразительно, эти же русские строили им дороги и больницы, и этих же русских они ненавидели с 18-летнего возраста, с момента попадания в регулярные части. Не знаю, что там творилось во всяких псковских дивизиях и имени дзержинского и прочих специальных частях, но в стройбатах и в обычном режиме была кузница межнациональной ненависти.

Ни одна женщина никогда и никаким образом не узнает, что там происходило. Есть такие вещи, которые никогда не узнает про мужчин ни одна женщина, и не узнает про женщин ни один мужчина. А ты-то, Оля, откуда знаешь? Шепнули мне, по пьяни, без фильтра. Не вчера. Я эти истории слушаю давно. И каждый раз поражаюсь, чего же тётки и представить себе не могут, пытаясь разгадать мужское восприятие жизни. Разве что в какой-нибудь полудикой тюрьме такое бывает, но тюрьма - это наказание, а тут - почётная государственная повинность.

Я видела этих узбеков, из кишлаков, не говорящих по-русски, летящих за каким-то хреном из Бухары на самолёте служить куда-то подальше от Узбекистана. Маленького роста, с хлопковыми сумками на плече, ноябрьский осенний призыв. Зачем? Куда? Почему так далеко? Никому не ясно. Можно говорить о том, что это наоборот должно было способствовать межнациональной дружбе и задумывалось, как внедрение понимания многогранности родного государства. Но это фикция. Те, кто это "задумывал", никогда не отправляли своих детей ни в какие далёкие хабаровские края, подальше от дома. Их дебилы, если вылетали из институтов, сидели в Москве или поближе к дому, в тепле. Писарем при штабе, что называется. Или в Германию, на худой конец, чем плохо?

Поэтому говорить о благих намерениях высылки не говорящих по русски инородцев дальше от дома мы не будем.

Есть такая теория, о том, что если для развитых стран служба в армии является своего рода тормозом в развитии молодого человека, то для слаборазвитых стран она - напротив - является ускорителем прогресса и образовательным элементом в воспитании чувств. Понятно, что все эти периферийные "станы" и прочие кабардино-черкесии особой развитостью не отличались. И в 18 лет эти мужчины принимали на себя огромный груз немотивированной агрессии, насильственных мер по принуждению к чему-то, чего они не знали, не понимали, боялись и не умели. Их били. Унижали. Убивали. Списывали.

Ну, не в каждой части, сами понимаете. Во многие места их и не направляли. Стройбат был им товарищ. И там был ад.
Для малочисленных русских, кстати, там ад был не меньший. Любили они, идеологи, это дело, нагнать азиатов с кавказцами и к ним - пару-тройку москвичей. Потому что их туда тоже не надо было отправлять. Ну, или обеспечивать какой-нибудь там минимальный правовой минимум, но это последнее, о чём болела у армейки голова. Правовой минимум! Чё? Такого словосочетания даже и не было. Ты в армии никто, принадлежишь государству.

Жрать не хватает, сапоги малы или велики, никто ни строить, ни шить, ни готовить не умеет. Этот минимум зачастую выполнялся кое-как. А тут ещё ты вообще не понимаешь по-русски ничего. Начинаются джунгли. Аттракцион выживания. 18-20 лет, я напоминаю. То есть, никаких систем психологической защиты не выросло ещё. Да и что там вырастет на хлопковом поле или около стада. И вернулись потом домой озверелые нагнутые униженные обоссаные и осмеянные даги, узбеки, хохлы, татары, эстонцы, азеры, чечецны, буряты, молдаване, калмыки... Пока дяди, которые всё это придумывали жили на хороших дачах, а их дети и внуки отдыхали в пансионате Поляны или Жаворонки. Отдыхали, точно знаю. Так отдыхали, что кровати ломали и на занавесках по этажам лазили.

Отслужили, вернулись в свои кишлаки и аулы, женились и своих детей учили тоже ненавидеть. Унижения не прощают. Опытом обменялись, кого как где опускали и над чем смеялись - и ещё больше возненавидели и объединились. ВСЕ МУЖИКИ. Служили - практически все.

И я не знаю ни одного солдата, который бы шёл на дембель с сожалением.
Почему бы это, если в армии было так хорошо, дружественно и интернационально?

Сидели не все. А служили - все. И эти два года были большой необратимой школой ненависти, землячества, приписок, привычки к низкому качеству, выживания в немотивированной несправедливости и убожестве крашенных стен и ленинских бюстов. Ну, и стрелять учили. Портянки там наматывать. Картошку чистить. Плакаты рисовать. Подчиняться. Довольствоваться малым. Терпеть холод и голод. Быстро одеваться. Обходиться без сна и туалета. Маршировать. Пришивать пуговицы. Драться. Показывать силу. Унижаться. Скучать. Выполнять приказы.

Это делать все научились и даже привыкли к тому, что только так можно и нужно выживать.
Так и живут.

Те, кто так не живёт, кстати, в массе своей ни в какой армии никогда не был. Учился или откосил или, в крайнем случае, дудел в оркестре, бегал в спортроте или год чайничал в офицерском звании после института. Они, как и женщины, не знают этого адского казарменного опыта. И не переносят его в жизнь с такой глухой упёртостью.
Tags: модель мира, мрак, про мужиков
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments