Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

вот

*
Расскажу вам про одного человека.

Он умер несколько часов назад. Во сне, в доме у своей матери. В Оклахоме. Ему было... точно не знаю, лет 57-58.

Мне написала об этом только что его жена.

Часть истории я уже когда-то рассказывала, но вы всё равно ничего не помните.

Они были знакомы с детства, каким-то образом, кажется жили рядом. Ходили в школу. Шестидесятые годы, колхозная религиозная Оклахома. Она из семьи католической. Он из какой-то другой.

Когда они стали подростками, у них приключилась Любовь.

Но нельзя! Католичка же, а он-то - нет. И так им не разрешали дружить и общаться, что в один какой-то момент они даже сбежали из дома, как в кино. Как и почему потом вернулись, не знаю. Но пожениться им не удалось. Разные там мамы были против.

Потом все куда-то разъехались и они потеряли друг друга на долгие годы, начав выживать, как это положено, работать, надрываться, брать кредиты, платить налоги, растить детей и всё такое. Она выходила замуж два раза, у неё есть дочка от первого брака, и даже уже взрослая внучка, живут где-то в Аризоне. Второго её мужа я знала, был большой приколист, из тех, кто шутит не меняя выражения лица, да ещё и одноглазый, журчит оклахомским выговором, в котором с непривычки не понять ни слова, водит трак и, строго говоря, реднечит. У этого мужа в гараже до сих пор лежат какие-то мои вещи. Хороший чувак, только алкоголик. С ним она родила сына. Сыну сейчас лет 30, высокий худой парень, симпатичный, нелюдимый и живёт до сих пор с ней. От этого второго мужа она ушла после нескольких предупреждений, потому что выпимши он, как я понимаю, делался буйным.

Ушла и стала жить одна, с сыном.



Это в 2008 примерно году, она с сыном. Мы ездили в Аквариум в Талсу.

И тут, через фейсбук её нашёл ОН, тот самый, из юности, с которым было нельзя. Это было лет 6-7 назад. А теперь стало можно и нужно, всё, всех выкормили, всех вырастили, можно перевести дух и наконец-то жить СВОЕЙ жизнью.

Он за это время тоже женился, разводил детей и лет 20, если не больше отбомбил, в армии. Армия - одно здоровье. Казённый харч, размещение, выплаты, льготы, бонусы. Только надо соблюдать и быть готовым. Как живут на военных базах я хорошо знаю. У нас так в академгородках никогда не жили. Магазины, обеспечение, хорошие отдельные дома, школы, лужайки, библотеки, клиники... В общем, не военные городки в нашем понимании. Тоже развёлся к тому времени, и был один, когда её нашёл.

И стали они жить вместе. Это же великая, заработанная, заслуженная радость жизни.

Купили небольшой сельский дом, ехать от ОКС примерно полчаса на машине, по тихому второразрядному хайвею, с землёй. Он занимался деревом, отделал то да это, пристроил, прибил, покрасил, поменял.

В 2010 году они приезжали ко мне на "празднование" получения синекожей книжицы. Он с длинными волосами, захипповал после армейских будней, она счастливая и радостная за меня. У него польская фамилия, и он почему-то очень похож на моего папу, словно они браться. Спокойный такой, немногословный, без тарзанского империализма. И она тоже. Она - единственный человек в америке, который без лишних слов одалживал нал и не задавал лишних вопросов.



Сначала она заболела раком. Рак груди. Она болела одновременно с одной моей московской приятельницей, которая проиграла этот бой и умерла пару лет назад. Эта же, лишилась груди, прошла химию, лежала, приходила в себя и грустила в полуапатии, пока он ждал, что она встанет. Приезжай чаще, говорил он мне, ты когда приезжаешь, она хоть из спальни выползает, а то так и лежит целыми днями. Волосы у неё стали отрастать, и в последний раз я её видела прошлым летом. Уже кучерявую, более разговорчивую и живую.

Только Джерри болеет, сказала она. Ему тяжело дальше по дому что-то делать, и прекрасная его столярная мастерская почти простаивает. Вроде шёл разговор о какой-то грыже. А тут, несколько дней назад, она мне говорит: у него рак лёгких, и он переехал к маме, решил, что мне так будет легче.

И вот сегодня утром он умер. Они почти не успели пожить друг с другом без помех. Ужасно жалею, что не сфотографировала их, когда была там в последний раз.

Слава богу, он умер во сне, сказала она. Jerry passed away this morning. He was asleep, thank the Lord.

Ну, вот что, скажите, за глупость? И хвалёная американская медицина - враньё и треш, и хорошие люди, наконец встретившиеся без всяких чужих мнений и заданных поступков, все заболели и не справились с потоком чернухи. Как так? Откуда эта слепая, совершенно фанатичная вера во врачей, которым надо ещё и платить, и которые не дают никаких гарантий, потому что гарантий никаких не имеют и иметь не могут, не знаю, откуда что берётся?

Он был хороший человек, и мне очень жаль, что они так и не успели без боли пожить друг с другом.
Только бы она теперь ещё не умерла, и не от болезни, а просто с тоски. Но у нас с ней ещё есть одно дело, должна меня, как минимум, дождаться.

А всякая гидролизная шваль у меня на втором этаже, которая начала пить ещё числа 30-го апреля, так и живёт, даёт всей шпане и всем гастарбайтерам нараёне, справляет нужду в подъезде, матерится из окон, устраивает драки и пьёт горькую.
И жива.

И всё это объясняется одной жизнью? Не может быть. Только цепочкой. Только отработками, уроками, недоделками и ошибками в прошлых жизнях можно объяснить чудовищную цену путинщины непонятные развороты отношений и событий. Иначе всё бесссмысленно, а это не так, всё фракталы и фибоначчи, только нам не видно.
Tags: Оклахома, грусть, культуральное, медициночка, ох, френдообраз
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments