Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

в людях

*
История с географией и лингвистикой.

Было начало 90-х. Самое-пресамое. Откуда-то взялось объявление о наборе переводчиков. То ли я в газете увидела, то ли мне кто-то показал.
Это было то время, когда меня в записные книжки записывали словами "Оля-переводчица".
Я поехала. Куда, кто набирает, зачем - ничего не известно, всё непредсказуемое и сулящее. Всеядное начало пути.

Набирали переводчиков для американца. Точнее, переводчиц, с определённой, как оказалось, целью. Но кто же знал! Отбором занимался человек, совершенно одуревший от свалившихся денег и свобод, который сам по-английски не говорил, оглядывал сверху до низу и оставлял. Или не оставлял. Меня оставил.

Что была за "фирма", я не знаю, не помню, конечно. Иномарки, угар какой-то, что-то значительное, дерзкий американец, все деловые и отвязанные, Perestroyka. Американец лёгкий, богатый, счастливо женатый, конечно, у себя дома, ну, а "в пути всё можно", не зажимался. Посмотрел на меня "со значением".

Поехали первым делом в баню. Ну, как бы на территорию какого-то завода, за Москвой, мимо стеклоблоков и труб, решать вопросы. Я самая умная оказалась из всех девок, взяла с собой купальник. Те, кто не взял, то есть, остальные, не пошли никуда, потому что голыми вроде неудобно, а иначе как ты в парилку попадёшь? Чёт там попереводила потом за ломящимся столом, после водных процедур. Помню, выпила водки, и у меня дико заболела голова, потому что с утра ничего не ела, да ещё баня эта. Они потом там напились все в лоскуты, и в таком состоянии, уже в темноте, поехали обратно в Москву. Скорость, пьяный водитель, один из этих наших новых русских, встречка, обгоны, я уж не помню, как доехали, и никуда не деться, куда ты в Подмосковье на шоссе денешься ночью, да и кто из машины выпустит? Жуть, в общем, пронесло.

Стала я периодически потом приходить в какие-то гостиницы, переводить разные коммерческие тайны, про алюминий, сплавы, металлургические отходы и всё такое. В гостиницах тихо, буржуазно, обслуга на задних лапах, рестораны, фонтаны, в общем, красота. Про большие деньги говорили, разные там контейнеры, тонны, платежи, коносаменты и всё такое.

Денег сразу, налом, бейлиз, спаржа, у меня бразильские ботинки со скошенным каблуком, всё какие-то встречи, тепло и на машине возят, чем плохо.

И вот однажды говорит мне этот американец: давай так. Я тут бываю часто, но мне нужно и дома делать дела. Я тебе снимаю квартиру, даю денег, делай, что хочешь, а когда я приезжаю, живу с тобой в этой квартире.

Кто ж откажется! Деньги никто не считает, квартира задаром, 90-е мерцают, американский дяденька, хороший, правда, староват, 47 лет, но в хорошей форме, не скупится, весёлый, над душой не стоит и работы много. Ну, кто откажется?

Я.

Сначала я повелась и согласилась. Потом поехала куда-то к своим, поныла, потерзалась и поняла, что нет, не хочу. Или не могу. Не знаю.

Приехала на следующий день и говорю: Dear John. No. I won't do it.
WTF?! - вскричал он. Договорились же. Ты что, рехнулась? Out of your mind? Какого тебе ещё рожна, чего не хватает?!
Ну, вот, всё хорошо, говорю, спасибо, не буду.

Ляяяять. Больная. Цену набивает. Или дура. Цену-то уж некуда набивать. И не совсем вроде дура. Так что же?!

Человек он был всё же хороший и адекватный. Мы продолжали работать, и потом, когда я сама уже приехала в ЮС, приглашал меня в гости, знакомил с семьёй и коллегами. Тогда я впервые увидела бегающий по дну бассейна очиститель, а сверху над бассейном была натянула сетка, чтобы листья не попадали в воду. Да... Нам тогда и не снилось. Жена мне улыбалась, как крестьянка с зубной болью, ей и невдомёк было, что я чиста, как ерофеевская слеза комсомолки. Приехала какая-то дура, из Оклахомы, of all places(!), московская песда, наверняка из этих. Лучше быть, чем слыть, но я не была.

Была бы я из этих, у меня бы всё уже давно было. И смотрю я на этих бабёнок в офисах, которые в 90-х иностранничали, деловые такие, прям карьерные дальше некуда, смотрят назидательно, но я-то всё знаю, как это было и через что. Они согласились. Да все бы согласились. А я - нет. Одна моя "коллега" как-то звала меня в ночной клуб, увлеклась и говорит: ну, а что, пошли, познакомишься, тебе что, 400 долларов лишние, всё не пыльно, утром уедешь. Она так и делала. Блин, почему я-то не делала?

Как-то позже спрашивала его, как твоя фирма, ведь у вас был этот тайфун-ураган-торнадо. Он смеялся. Как моя фирма? Всё побережье расхуячило, а я же в строительстве, я хорошо заработал на восстановлении после стихии. Везунчик был, ходок, шутник и умел жить красиво.

Лет через 10 он умер, оставив после себя какие-то то ли долги, то ли наоборот, кому-то одолжил (скорее всего), а забрать уж не успел. В те времена не всё можно и нужно было записывать и заверять, да и были ли у нас такого уровня юристы, а эти русские страшно засуетились, когда узнали, что его больше нет. И где сейчас все эти люди, я не знаю, конечно, может, их всех перестреляли, а может делают умные лица в каких-нить структурах и учат деловой хватке, привычно парясь в банях.

Ну, а я, чё, дура. Теперь высыпаю мелочь в метро на Тройку и вспоминаю те бразильские ботинки из цветной кожи. А ещё у меня были замшевые сапоги на шнуровке с фигурным каблуком.

Но это уже совсем другая история.
Tags: Россия ихними глазами, былое и думы, деньги, история, лингвистическое, понаехали, про мужиков, профессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments