Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

что общего между некоторыми мужиками и модой

*

Ну, что общего, бывают, к примеру, модные мужики.
Но я не об этом.

Вот, берём продавцов обуви. Shoe salesman, типа Al Bundy.

Если сидеть, клювом щёлкать, что разнонаправленные потоки информации обезоруживают. Одни продают дорогую обувь, потому что она прекрасно сделана, из прочной кожи, прошитая, с износостойкой подошвой. Как купишь, так и будешь носить, сам раньше неё помрёшь.

И тут лобовое столкновение, обувь «последней линейки», или «нового сезона», отличную от которой носить срамно и вообще подставляться, как лоху. Ну, это же последняя модель! – и смотрят так с превосходством.

Хм. Так покупать мне прочную хорошую обувь надолго или гнаться за некоей последней линейкой каждый год, которая, впрочем, ничем не отличается от прошлогодней, если честно. Всю обувь уже давно придумали. Что делать-то?

Продавцу-то, чем больше купишь, тем лучше. Эту – на века, а эту – потому что не вахлак.
Ну, допустим. Кто на что поведётся, тот то и купит, но отстаивают и впаривают эти разные товары с одинаковым отчаянием и с разницей в 4 минуты. Звериный оскал капитализма, неважно, что это такое, главное – как это звучит или выглядит. Хочешь про стильность и современность – услышишь одно, а хочешь про добротность и качественность, услышишь другое. Хочешь одновременно – услышишь одновременно. Дальше успевай вестись.

И при чём же тут мужики?

А с ними такая же история. Они также валяют дурака, делая вид, что только что ничего про свою мужскую добротность не говорили, да и вообще никогда ничего не обещали. Новая линейка же появилась. Был у меня один знакомый, который с придыханием рассказывал, что он благородный российский офицер, у которого душа болит, когда он встречает несправедливость на своём пути. И он полагает, что ничего не обещал. В тот момент, когда он рассказал про качество гражданских предпочтений, он, собственно уже всё и пообещал. Не жениться, этого он, парень не дурак, точно не обещал, а вот то, что не кинет и поможет – точно пообещал, а как же иначе поступит российский или любой другой офицер?!

Рассказал про свою добротность и износостойкость. И вдруг – рррраз! – разговор про алименты. И он тут же, не моргнув, про любовь. Мы, красиво говорят такие, любим детей только от любимых женщин. Вот такие мы тонкие, не любим – не платим.

Но позвольте, а в каком месте этих дебатов шёл разговор о любви? Да ни разу. Ведь про добротность говорили! Денег-то хорошо бы прислать на дитё, потому что нужно помогать всем нуждающимся, как это свойственно офицеру, а уж тем более, если немного наследил. Нужно компенсировать косяк, это уж никак не смешнее карточного долга, который кровь из носу станут отдавать.

Карточные долги возвращаются с более завидным постоянством, чем деньги на детей. Причём, повсеместно. И сразу про добротность ни слова, только про отсутствие любви. Любовь – внезапно, становится всеобъемлющим условием исполнения вышеозначенной добротности. Новая линейка в своей новизне и стильности вдруг становится и добротной одновременно. Точнее, наоборот, ручная работа вместе с износостойкостью не менее внезапно перестают быть важными.

Когда денег жалко.

Тогда никакую обувку не покупаем, в старой походим, не графья, и никому ничего не платим, раз нет любви, мало ли кто там где благородный. Смычка сиюминутности качеств состоялась.
Tags: модное, про мужиков, фу, человеческий фактор, что это было?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments