Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

цветное

*
Валерьянки приняла. Я. Я выпила предусмотрительно привезённой из Москвы валерьянки.
Это что ж должно случиться, чтобы валерьянку пить?
Да черт знает, что.

У Васи тут есть товарищи - соседи. Чёрные и белые. Только не горелые. Белые, значит, не дети, но их родители, каждую пятницу накачиваются пивом, орут и хлопают дверьми. Чёрные живут в соседнем здании, и я их никогда не видела, а дети похожи на нормальных, старше Васи. Иногда заходят и играют с ним в комнате. Иногда на улице.

Заходили и сегодня. Долго играли, чёта ели, потом я им показывала гонки на колесницах в Бен-Гуре, потом опять играли. Потом я их бархатно разогнала, потому что уже было около 8 вечера. Потом обнаружила, что нигде нет телефона.

Это тот редкий случай, когда я точно знала, где он лежал, и что он был заряжен. Попросила у соседей позвонить по моему номеру - отключен. А пару дней назад эти дети заходили и показывали мне какой-то телефон без зарядки, спрашивали, не могу ли я его зарядить. Почему у телефона не было зарядки - меня удивило, но я не придала значения.

Ужасно неприятно. Ну, пошли к ним. Представляете, придти и сказать: ваши дети украли у меня телефон. А там семейство почти как в кино. Человек 6 детей. Все мальчики. Джэксон файв такой. Самый малый лет двух. Самый большой - не знаю, но старше тех, что были у нас. Папа, симпатичный здоровый негр. Мама, большая такая. Шумная.

Так и так, говорю. Были ваши, пропал телефон. А он у вас какой? Синий, говорю, с открывающейся крышкой. Думала, дурака валяют. Мальчики все мотают головами. Я как дура. В общем, сейчас будем искать, говорят, если найдём - принесём. Правильно сделали, что пришли.

Не прошло и пяти минут. Пришла мама, привела одного из тех, кто был в гостях, лет 12. С телефоном. Пиздец. Папа там ему пачек, видать, навалял. Ладно, слава богу, принесли. И парни-то нормальные, не такие, с бегающими глазами и в шапках с портками на подтяжках. Мама говорит: и его больше к себе не пускайте, он может что-то с собой снова прихватить. Ушли. Я говорю: ну, судя по тому, что моя претензия их не удивила, там сейчас папа по накатанному ему навешает.

Смотрю, Вася притих. Захожу - плачет. Говорит: это я ему сказал взять телефон. Как?! Зачем? Пошли к ним, говорю, скажешь.

Пошли к ним. Папа там бушует - на улице слышно. Как они там вообще живут - неясно. Мы в такой же квартире вдвоём живём. А они - ввосьмером. Заходим. Я говорю: у нас тут вторая серия. Вася произносит свой текст. Мальчик выглядывает из комнаты, удивлённый. Я его спрашиваю: Вася тебе говорил телефон взять? Мальчик отвечает: нет. Это они друг другу задницы прикрывают, понимающе объясняет чёрная мама. Дальше папа Васе расставляет ситуацию по местам: нельзя приходить в чужой дом и уходить оттуда с чужими вещами. Мама снова: это они друг друга отмазывают.

Ушли. Выясняется, что, разумеется, ничего подобного Вася ему не говорил, а просто стало ему жалко мальчика, которому большой чёрный папа навешает звездюлей, и он решил его в самом деле отмазать.

В общем, белая мама в виде меня напилась валерьянки.
Tags: культуральное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments