Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

...красивых, здоровенных...

Я моряк, красивый сам собою

28/07/2004

Порнокомпромат на будущих флотоводцев готовит ЦРУ?

Слухи о том, что курсанты питерских военных училищ подхалтуривают порносъемками, ходили давно. Так вот, это не слухи, а чистая правда. Если, конечно, слово «чистая» тут уместно. Есть в курсантском «ню» нюансы

В «тельнике» и телешом

В апреле нынешнего года питерская милиция «накрыла» порностудию — подпольную, естественно. От прочих контор того же рода заведение отличала не только и не столько гомосексуальная направленность, сколько контингент фотомоделей. В числе таковых оказались бравые российские военные. Ну, конечно, в порностудии, как в бане: вояку от штафирки не сразу отличишь. Да и «по жизни» тоже сходство есть: среди, казалось бы, сугубо штатских моделей нашлись секретоносители, причастные к весьма серьезным оборонным разработкам. А щелкал цифровой камерой тайные и явные части организма засекреченных питерских мужичков канадский гражданин Келвин Лесли Рей, прибывший в Петербург из Королевства Швеция.

Ничто не ново под луной. Владимир Высоцкий в свое время вволю поизгалялся над такими (ну, не совсем, но почти такими) сюжетами. А вот поди ж ты, чуть ли не сорок лет спустя так и просится на бумагу цитата:

Жил в гостинице «Советской»
несоветский человек.
Джон Ланкастер в одиночку,
преимущественно ночью,
Чем-то щелкал, в чем был
спрятан инфракрасный объектив.
А потом в нормальном свете
представало в черном цвете
То, что ценим мы и любим,
чем гордится коллектив.

Надо только заменить имя фотографа и название отеля — 48-летний уроженец города Менидоса, что в штате Манитоба, бакалавр политических наук Келвин Рей прописался на Артиллерийской (!) улице в гостинице «Русь». А для своего хобби (или все-таки работы?) снял на десять дней квартиру с окнами во двор близ угла Литейного и улицы Пестеля — в двух шагах от Дома офицеров! Где снял, там и снимал, в смысле — фотографировал. Объектив, вообще-то говоря, у него не инфракрасный был, но без тайных съемок не обошлось.

Экономика должна быть экономной

Шведский канадец платил своим моделям по 100 долларов за фотосессию. Вот только денежки счет любят, потому достаются не каждому. Всем вновь прибывшим претендентам Рей предлагал для начала просто раздеться. Дескать, прежде надо оценить достоинства фигуры. А в углу, как бы случайно, стояла на штативе камера. «Да она выключена!» — успокаивал фотограф самых мнительных. А чтобы развеять все сомнения гостей, заботливый хозяин спрятал красный огонек индикатора за нашлепкой из черного скотча.

Кастинг прошли немногие, большинство так и не дождались обещанного телефонного звонка от Рея и нанятого им в Питере переводчика. Зато уж ежели солдатик али матросик заинтересует по-настоящему, то и обещанную сотню получит, и новое заманчивое предложение. А в случае согласия… как бы это помягче выразиться… Келвин Лесли Рей поворачивался к собеседнику спиной…

Господин Рей предпочитал военно-морских курсантов, но когда его застукали с поличным, у него гостевал простой солдат внутренних войск, отловленный у ограды Катькиного садика (сквер был закрыт на просушку, вот завсегдатаи и гуртовались снаружи). Солдатик при виде оперативников сразу расплакался, а поклонник российских военных покраснел как рак, и добрых полчаса от него не могли добиться толку. Он ведь уже целых восемь лет в России развлекался — то в Москве, то в Питере. Всегда все в порядке было, и вдруг такой облом!

Армия — школа мужеложства?

Когда Рей немного отдышался, то поведал немало любопытного. Вот, например, в стольном граде Москве снял в 2000 году одного офицера. Тот и сам охотно снимался, и троих солдат привел! И вытворяли они вчетвером всяческие непотребства. Пару лет назад Келвин подарил этому офицеру кассету с записью той оргии. И дернул черт главного героя видеоленты прокрутить ее друзьям-приятелям в разгар самой обычной вечеринки! Короче, поутру проспавшийся офицер кассеты в «видаке» не обнаружил. Кто-то из гостей хранит теперь на сослуживца мощный компромат. Прав был Высоцкий: «Так случиться может с каждым, если пьян и мягкотел».

...Армия — армией, но подлинная любовь канадского шведа — военно-морской флот. По словам Рея, его морскому увлечению лет двадцать. Остается только гадать, как он обходился до 1996 года — до первой поездки в Россию. Ведь ни шведских, ни канадских моряков он без формы не фотографировал. Разок, говорит, было, а больше — ни-ни. То ли богатенькие труженики моря Северной Европы и Северной же Америки за сто баксов оголяться ни в какую не хотели, то ли в чем другом причина. Может, не желал дразнить военную контрразведку родной страны и страны, в которой жил и работал? Сам Рей утверждал, что все дело в достоинствах (надо полагать, мужских?) российских моряков. Дескать, русские куда ярче, «заметнее» шведов. Темная это история…

Так или иначе, в России он развернулся вовсю. Но не все коту масленица.

Оставил по себе недобрую флэш-память

Обезврежен он, и даже
он пострижен и посажен.
А в гостинице «Советской»
поселился мирный грек.

Насчет грека достоверно неизвестно, а обезвреженный Келвин Рей дал подписку о невыезде и в тот же день не выехал, а вылетел в Стокгольм, где преподает английский в колледже «Эльвира». Скатертью дорога, не очень-то он тут и нужен. А если в ближайшие шесть лет приедет снова — пусть с самыми невинными намерениями — за старые грехи ему воздастся: получит срок как организатор притона. Да только навряд ли дождемся его. На прощание пулковские таможенники раздели Рея догола и досмотрели, не везет ли чего запрещенного в складках пухлых телес. Выяснилось, что и он не везет, и ему не везет. Второпях Келвин Рей бросил в Питере всю дорогостоящую аппаратуру. Очень он на Россию обиделся, пишет теперь бывшим фотомоделям: «Господи, это варварская страна, на ней я поставил крест».

Оставил он по себе и недобрую флэш-память — маленькое, размером с брелок для ключей, устройство для записи больших объемов информации. И хранилось на этой «флэшке» порнодосье на без малого сотню молодых россиян — считай, роту!

Тут бы и делу конец, но кое-кто из запечатленных в военной форме и без формы поведал, что морских курсантов помимо Рея снимали в Петербурге «штатовский» американец и русский фотограф, работающий на заказчика из США.

«Позвони мне, позвони!»

В одном (а по слухам, и не в одном) питерском военно-морском училище ходит по рукам листовка крамольного содержания. Заметим сразу, призывы типа «Долой самодержавие!» и «Вся власть Учредительному собранию!» тут ни при чем, текст с виду вполне невинен: курсантам всего-то предлагается позировать фотографу. Про то, что сниматься надо будет без штанов, — ни слова, но обещание заплатить 100 долларов звучит достаточно красноречиво. Желающие заработать нашлись, фотографироваться — не вагоны разгружать!

Оденьтесь свеже,
и на выставке в Манеже
К вам приблизится мужчина
с чемоданом. Скажет он:
— Не хотите ли черешни? —
Вы ответите: — Конечно.

На деле молодой человек по имени Виталий, отозвавшийся по указанному телефону на звонок одного из курсантов, назначил встречу на площади Восстания, на выходе из одноименной станции метро. Велел прийти обязательно в форме. Встретились, Виталий на пробу сделал цифровой камерой несколько снимков обмундированного как положено курсанта на фоне Московского вокзала и распрощался, пообещав позвонить.

Звонок раздался на следующее же утро: «Вы нас устроили, проведем фотосессию».

На этот раз встретились на Лиговском проспекте. Зашли в дом под номером 130, где в одной из квартир размещалась студия. «Фотограф Евгений», — представил хозяина Виталий. Евгений одобрил предъявленную живьем модель, расплатился с «поставщиком», и тот ушел. Выпили за знакомство, а потом фотограф сказал, что сниматься в форме надо будет только для начала. Затем курсант должен раздеться и принять перед камерой кой-какие позы.

Тот вроде и не прочь, но побеспокоился, не «всплывут» ли где снимки? «Съемки только для частной коллекции за границей!» — заверил фотомастер. Ты, дескать, не бойся, здесь все свои — военные. И если Виталий только недавно отучился в Суворовском, то у Евгения за плечами Ленинградское училище имени Комаровского — нынешний Военный инженерно-технический университет.

Окончательно курсанта расположило предложение подписать договор о конфиденциальности. И нисколько не насторожило то, что документ был изготовлен в единственном экземпляре, который, к тому же, так и остался у фотографа. Личные данные курсанта Евгений переписал в договор из военного билета, а потом взял да и отсканировал внутренности краснокожей книжицы. «Это, — сказал, — для заказчика, чтобы убедился: тут без обмана».

«Ноги шире, три-четыре!»

Свои сто долларов курсант отработал сполна: он и мастурбировал перед камерой, и, пардон, проделывал то, для чего нормальные люди в клозет ходят. Напоследок порномастер предложил «развлечься с мальчиком». Но, увидев партнера, курсант отказался — тут ведь прямо по Ильфу с Петровым получилось: «Кто скажет, что это девочка, пусть первым бросит в меня камень!»

Расплатившись, Евгений в придачу к «баксам» дал номер своего телефона. И сказал курсанту, чтобы товарищей по училищу приводил. Можно будет «групповичок» устроить, и в любом случае доставка новых курсантов оплачивается. Виталий ведь тоже фотомоделью прежде побывал.

...Прогуляв гонорар за пару недель, курсант позвонил Евгению и буквально настоял на новой фотосессии. Друзей он не привел, но съемки все же состоялись — на этот раз в новом интерьере где-то в Веселом поселке. Как и в первый раз, фотограф сразу отослал снимки по электронной почте в Ростов-на-Дону — именно там обитал посредник, державший связь с Америкой. Этот порноменеджер по имени Сергей получал курсантские фото из Москвы, Питера и откуда-то с Урала. Часть флотско-армейской «порнухи» он сбрасывал на свой сайт, а остальное отсылал заказчику. А тот очень разборчивым оказался: подавай ему моряков, да не просто курсантов, а в первую голову подводников. Желал он и ракетчиков из питерской Можайки. А если предлагали ему слушателей Военно-медицинской академии или, скажем, курсантов ВИТУ имени Комаровского, так он нос воротил, будто ему девочек навязывали! Зажрались они там, в Штатах.

А «нашему» курсанту, можно сказать, счастье привалило: он, оказывается, приглянулся клиенту. Тот уже готов был оплатить поездку в США, а ведь там, глядишь, озолотиться можно.

Словом, «будут деньги, дом в Чикаго, много женщин и машин...».

Но для начала курсанту предложили съездить в Ростов. Там его поселили в частном доме, где он и прожил две недели. И почти каждый божий день снимался во всех видах, не отказываясь уже от дотоле неприемлемых сцен. Вот только мечтам об Америке не суждено было сбыться.

Служба у курсанта отчего-то не заладилась, стал он вскоре человеком штатским. И в одночасье перестал интересовать заказчика развеселых фотографий. Шальные доллары закончились — не так уж их и много было, а на одном из трех порносайтов, позорящих российские армию и флот, бывшего курсанта и сейчас можно увидеть. Не бесплатно, конечно: гони 72 доллара и наслаждайся, коли есть охота. Ростовский менеджер порносети неплохо «наварился» на небрезгливых будущих офицерах.

Двадцать лет спустя

Скудный гонорар за порносъемку может дорого обойтись польстившемуся на сотню долларов курсанту. Ведь специалисты в области разведки и контрразведки, к которым корреспондент «МК» в Питере» обратился за комментариями, считают, что речь идет о подготовке компромата на будущих флотоводцев. Свои агенты в рубках чужих атомных подлодок и на мостиках ракетных крейсеров пригодятся любой державе. Лет через пятнадцать нынешние курсанты сделаются старшими офицерами, тогда кое-кому и предъявят старые, но не стареющие снимки. Такие кадры решают всё. Ведь это не фото на память из девичьего альбома личной боевой подруги. Курсанты позировали за деньги для иностранных заказчиков, и вытворяли при этом черт знает что.

И то, что американские заказчики настаивают на съемке курсантов-подводников и ракетчиков, говорит в пользу шпионской версии. В Лэнгли — штаб-квартире ЦРУ — отнюдь не дураки сидят. Операция по сбору и заготовке компромата с прицелом на не очень близкое будущее выглядит разумно.

Правда, вербовка грозит только тем, кто снимался «по-тихому». А «засветившимся» на порносайтах рассчитывать на приличную карьеру не стоит. Генералитет, что армейский, что флотский, — народ консервативный, если сами в чем и грешны, подчиненным спуску не дадут. Особенно тем, кто так оскандалился.

Геннадий АРКАДЬЕВ


Давно это было, судя по дате.
Надеюсь, там уже включили моск и радар. А всё почему? Ну, кому-то просто нравится. Это на здоровье. А кому-то хочется жить так же красиво, как и ворующему начальнику. И опуская моральную нравственность с высоты птичьего полёта скажу: ну, да, каков поп, таков и приход. Одному стройбатовцы забесплатно дачу строят, а другой обнимается с сослуживцем перед камерой. Нельзя с точностью сказать, кто хуже. Оба хуже, да, но один старше, а другой младше.

Написано чудесно, от одного этого можно получить удовольствие. Не в том смысле, что и от чего-то другого тоже, хотя чёрт его знает.
Tags: патриотическое, про мужиков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments