Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

*
Вот, а теперь я вам расскажу, чем ихние мужики отличаются от наших. В самом американском смысле их от в самом советском наших.

Наш, он как? Скажет тебе про любовь в самом начале жизненного пути, и, как правило, крайне незатейливо. То есть, ухаживать он может условно затейливо. Например, приезжать на свидание зимой с цветами. И вот потом с этими цветами таскаться по романтическим переулкам. Ну, потом подходит час ипсилон, и он произносит: Слышь? Я тя люблю. Ну, в общем, ты меня поняла. Пива ещё принеси, а?

Начинаешь метаться. Ну, как же, пива! Ах, ты, господи, любит!! С пивом-то всё ясно, его будет много, а вот с любовью не сразу происходит осознавание . Сказали тебе раз – и на всю оставшуюся жизнь. Живи и помни! И если что не так, сразу вспоминай: любит же. Сказал – как отрезал. Наш мужчина существо строгое, обременённое, и надо успеть сразиться с врагами и песню допеть. Чё про любовь-то базарить.

А ихние, лоскутные, всё про любовь, да про любовь. Вчера сказал. Сегодня повторил, за руку подержал, по плечу погладил, и опять говорит, любит. Год прошёл, а он всё твердит про любовь. Дурак какой-то. Да я уж всё поняла! Мож пива принести? Уже сам взял. Что-то тут не так.

Что с ней делать-то, когда её у него столько. Ответ прост. Нечего связываться с басурманскими мужиками. Своих знаем, дозняк известен, и никаких неожиданностей. А то ишь, Клинтон за ручку гулял с Хилари после экзерсиса с Левински. Так мы и поверили. Дома-то, небось, она в него пивные бутылки метала не целясь, а на людях, понимаешь, обучающий момент, идут, за руки держатся. А эти насмотрелись.

Пугают. Too much love will kill you, сказал Фредди. И был, согласно его же сценарию, прав. Он знал, что говорит. Баловство это, жизнь, она жёстче, нельзя расслабляться. С нашими-то не забалуешь, то не приехал, то не привёз, то нахамил, то в мятежном настроении, то выпил, то кризис какого-нить возраста у него, хоть пубертатного, с оттяжкой, хоть среднего. Понимать надо!

Да мы понимаем, нешто мы не люди, тихо ходим, про любовь не заикаемся, тарелки убираем, лишний раз между ним и телеком не снуём, проникновенно встречаем все тяготы его любви, и всё нам ясно. Никаких там разных телячьих нежностей. Ну, только если раз в некий период времени: да я ж люблю тебя, дура.
Ох! А волшебное слово?
Бегооооом!!!
Tags: про мужиков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments