Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

эФэМ

*
А ещё я вам вот что скажу.

Достоевского читать в отрочестве, юности и неполной зрелости - нельзя. А если можно - то с наставником, да и то, учитывая психическую организацию читающего.
Потому что есть большая вероятность впасть в опасное заблуждение, что если ты не закидываешься и не имеешь "опрокинутго лица", то ты и не живёшь. Это только потом, когда собственные страсти устаканятся, когда и если! - тогда уже можно читать про все эти унижения до самого дна, как очищение души, про заламывания рук и смертельные обиды, этические изнанки и прочее тому подобное. Потом его можно читать, когда понимаешь, что все эти обмороки и жестокости - суть неверно выбранного направления в жизни, а вовсе не неизбежная составляющая пути.

Поскольку писатель он проникновенный, он неучёную целинную душу научит, сам того не зная, как фильм Прирождённые Убийцы, не тому, что НЕ НАДО делать, а как раз тому, как надо, сам того не подозревая и не имея в виду. Уж больно притягательно, живо и по больному пишет, многое другое так не пробирает. И раз все хорошие и страдающие мечутся, рыдают, казнятся и терпят, значит и твоя читательская жизнь должна быть соткана, как у образцового героя романа, из метаний, тревог, падений, болезненных откровений и некупированных срастей.

Но от того, что так бывает на каждом шагу, вовсе не следует, что так должно быть, и что это неизбежно. А из Достоевского следует. И вот начинаешь, вроде как приличный человек, опрокидываться, судиться, казниться, бежать и являть свои кишки.

И чё?

Так что только потом, когда уже руль выправил, и транспортное средство на скользской дороге не ведёт, можно читать и задним числом помечать, что, мол, дада, знаем, плавали, и это было, и то проходили. А можно было всего этого избежать, если знать, что есть иные, нисколько не более простые, а, строго говоря, даже более сложные, но не такие отчаянно блаженные и безоглядные пути к месту силы. Если туда вообще идти. А если не идти, да ёще и терзаться и горе мыкать, бегая по кругу, то вообще, спрашивается, какого чёрта.

А что же читать, спросит пытливый читатель? Достоевского, скажу я вам. Ты что, Оля, совсем дура? То есть, мы-то, честно говоря, надеялись, что не совсем, а выходит дело, что совсем. Сама же только что сказала, что не читать, а теперь - читать.

Читать, читать, только задаваясь иным вопросом. Не что он сделал, куда с топором побежал, и даже не с какой целью, а ПОЧЕМУ. И чего он этим достиг. А когда станет понятно, почему, станет также и понятно, что всего этого можно было и избежать. И вот это надо прочитывать, а не то, как глянул, какой рукой выстрелил, да как угодил под извозчика.
Всё равно всё будет так, как он говорил, но научиться смотреть сквозь внешние драки и побеги можно намного позднее 20, 30 и даже порой 40 лет. Ранее бездумное и некурируемое прочтение Достоевского опасно тем, что внешняя красочная сторона дела затмит совершенно причинно-следственную базу и только научит отчаянно страдать, и виниться, без всякого понятия, откуда ноги растут.

Ну, а что, разве это касается только Достоевского?
Нет.
Просто я его сейчас читаю.

Если бы я читала Фейхтвангера, я бы вам говорила про Фейхтвангера, а я читаю Достоевского.
Tags: лингвистическое, ы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments