April 24th, 2010

лох

девчачье

*
Меня совершенно не волнует никакой швондерович и все остальные. С волками жить - по волчьи выть.

Меня больше интересует эта катя, и даже не собственно она, а её семья. Родители, в частности. Не узнать про всё это они не могли. И как после этого жить? Поверить не хочется, но всё очевидно. Жить, засыпать и вставать утром, зная, что твоя дочка - шлюха у чекистов на подсосе. И это известно всей стране и за её пределами. Жить после этого страшно трудно. Если только они не сами оттуда. Тогда даже можно придумать, что она страдает за благородное дело. Это если верить, что там все - исключительно с горячим сердцем радеют за судьбы родины.
Как, скажите, жить после того, что тебя рассекретили на всю страну? Куда девать лицо? Как этим лицом смотреть на родных?
Это же практически конец жизни.
Нет, я не сочувствую.
Мне чисто лабораторно интересно.
Может, она сирота?