August 6th, 2011

zabriskie point

тетрадь наблюдений за природой

*
Мужик здесь крупный, поджарый, голенастый, преимущественного тёмного окраса с малой заволошенностью. Многие особи достигают роста под два метра и не выделяются из толпы. Всё это совершенно объясняется близостью моря и особенностями рациона. Свежая пища, солёная вода, количество тепла и солнечных дней в году обеспечивают именно такое развитие породы. Татуировки, феньки и пирсинги как-то особенно не представлены. Изучить особенности поведения в неволе не имела возможности, но очевидно, что в целом представители означенного хабитата не отличаются агрессивностью, хотя могут быть несколько шумноваты.
zabriskie point

(no subject)

*
Вот, а теперь я вам расскажу, чем ихние мужики отличаются от наших. В самом американском смысле их от в самом советском наших.

Наш, он как? Скажет тебе про любовь в самом начале жизненного пути, и, как правило, крайне незатейливо. То есть, ухаживать он может условно затейливо. Например, приезжать на свидание зимой с цветами. И вот потом с этими цветами таскаться по романтическим переулкам. Ну, потом подходит час ипсилон, и он произносит: Слышь? Я тя люблю. Ну, в общем, ты меня поняла. Пива ещё принеси, а?

Начинаешь метаться. Ну, как же, пива! Ах, ты, господи, любит!! С пивом-то всё ясно, его будет много, а вот с любовью не сразу происходит осознавание . Сказали тебе раз – и на всю оставшуюся жизнь. Живи и помни! И если что не так, сразу вспоминай: любит же. Сказал – как отрезал. Наш мужчина существо строгое, обременённое, и надо успеть сразиться с врагами и песню допеть. Чё про любовь-то базарить.

А ихние, лоскутные, всё про любовь, да про любовь. Вчера сказал. Сегодня повторил, за руку подержал, по плечу погладил, и опять говорит, любит. Год прошёл, а он всё твердит про любовь. Дурак какой-то. Да я уж всё поняла! Мож пива принести? Уже сам взял. Что-то тут не так.

Что с ней делать-то, когда её у него столько. Ответ прост. Нечего связываться с басурманскими мужиками. Своих знаем, дозняк известен, и никаких неожиданностей. А то ишь, Клинтон за ручку гулял с Хилари после экзерсиса с Левински. Так мы и поверили. Дома-то, небось, она в него пивные бутылки метала не целясь, а на людях, понимаешь, обучающий момент, идут, за руки держатся. А эти насмотрелись.

Пугают. Too much love will kill you, сказал Фредди. И был, согласно его же сценарию, прав. Он знал, что говорит. Баловство это, жизнь, она жёстче, нельзя расслабляться. С нашими-то не забалуешь, то не приехал, то не привёз, то нахамил, то в мятежном настроении, то выпил, то кризис какого-нить возраста у него, хоть пубертатного, с оттяжкой, хоть среднего. Понимать надо!

Да мы понимаем, нешто мы не люди, тихо ходим, про любовь не заикаемся, тарелки убираем, лишний раз между ним и телеком не снуём, проникновенно встречаем все тяготы его любви, и всё нам ясно. Никаких там разных телячьих нежностей. Ну, только если раз в некий период времени: да я ж люблю тебя, дура.
Ох! А волшебное слово?
Бегооооом!!!
zabriskie point

про удивительное

*
Я забыла вам сказать самое главное!!

Тут, в Черногории, не знаю, как в близлежащих государствах, есть белые грибы, лисички и земляника.

Это просто какое-то смещение пространств в голове. Вот море с пальмами, а вот – белый гриб с земляникой. Вот сейчас. На рынке свежие с утра в основном. А сухие стоят мешками.

Два последних конструктивных потрясения за эти дни. Вот эти ботанические неожиданности на Адриатическом побережье, а ещё эппл эпликейшн на айфоне, когда наводишь айфон этот на небо, а он видит звёзды, которые не только сейчас над тобой, но и на противоположном краю земли, высвечивает их, показывает, что за созвездия, да ещё и указывает, где сейчас летит какая орбитальная станция.

Уму непостижимо.

Вот козье молоко с земляникой.

zabriskie point

(no subject)

*
Никогда не разговаривайте с неизвестными не ездите в Хорватию из Черногории на автомобиле в пятницу вечером. Хотя, допускаю, что мы просто попали в какую-то частную компликацию.
Мы простояли на границе 3 часа. Поэтому Дубровник явился нам в ночи, и осталось только догадаться, как козырно он выглядит в дневное время.
Записываем в планы на будущее: посетить город Дубровник и провести там примерно двое суток.
Когда-нибудь я это сделаю, но думаю, что просто ехать туда глазеть, толку не будет. Туда надо ехать в романсе, чтобы затеряться в толпах праздношатающейся гормональной молодёжи, пьющей, поющей, обнимающейся, перекликающейся и полуголой.
А потом нырять в прохладную гостиницу и там типа спать, от всей души. Вот это будет Дубровник, так Дубровник.
А так – пронзительная, выстреливающая в космос нежность по отсутствующим картину смажет.
Но удивительно, что в 3 часа ночи, когда мы возвращались обратно, на границе по-прежнему стояли километры машин.
Ловили Джеймзбонда.