May 6th, 2018

zabriskie point

плавный спуск

*
На завтрак, после талой воды, выпила кофе со сливками, куркумой и чёрным перцем.

На обед салат, обычный, впрочем, айсберг, огурцы-помидоры, редиска, морковь. Какая-то заправка медовая. И свежий грейпфрутовый сок. В общепите.

Потом полдник. Бри с красным болгарским перцем и зелёный чай.

А что на ужин? Ааа, форель. Не придумала ещё, с чем.
zabriskie point

кто с кем, зачем и почему

*
Я не хожу никогда ни на какие там болотные и прочие.
Куда-то не хожу, потому что не разделяю, куда-то - просто потому, что не хожу.
Не ходок я массовый. И с Бессмертным Полком не ходила и не хожу, хотя всегда сердце замирает, когда вижу эту реку.

Бессмертный Полк - это уже какая-то саморазвивающаяся система.

Мне интересно, когда и как эта система прекратит своё существование. На основании каких сроков, убеждений и событий. Не вечно же будут ходить. Но это когда-то.

А сейчас пришла в голову мысль о том, что покойников положено отпускать. А их записывают в живые, типа, они с нами, пока мы помним, они среди нас.

И я не знаю, как к этому относиться и что чувствовать. Политически и исторически - да, с нами, помним и всё такое. И чтоб эти помнили, пиндосы всякие и прочие русофобы. Но политика - наносной сор, а как быть с метафизикой? Но, возможно, оплакивать - одно, и вот этого не надо, а просто помнить - другое? Никто же не плачет, а... а что?

Чтобы помнили. Чужие и молодые. Чтобы что помнили? Сколько полегло? За что полегло? Ну, много полегло. Важно же не это. Не просто мяса, а сколько полегло мыслей, намерений, возможностей, талантов, надежд... А мы всё ходим и ходим, уж 70 с лишним лет прошло, а ходят всё больше. Что это? Почему? Зачем?

Чтобы помнили. Чужие и молодые. Это должно их чему-то научить, что-то показать. Показать горе? Чужим и молодым никакого горя. Неужели перестанут воевать? Никогда. А тогда что? Почему душа болит на них смотреть, на эти портреты, а ничего в мире не изменится?