Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

ветры перемен

*
Если жить один раз,

то, как уже было выше изложено, жизнь совершенно не имеет никакого смысла, вот просто случается некий зоологический казус размножения, и ты месишь грязь, пока не прекратится работа внутренних органов. Всё тогда не имеет смысла, мировые шедевры, открытия, любовь, жертвы, достижения, выбор цели. Только подумайте, всё, что вы делаете, и к чему стремитесь, не имеет ровно никакого смысла, всё пустое и ничем никогда не закончится, кроме обряда вашего погребения, уж точно лишённого всякого смысла, потому что вам совершенно всё равно.

И всё сразу обретает смысл, как только становится понятно, что никакого одного раза нет, и ты идёшь по цепочке воплощений, каждый раз сталкиваясь с затруднениями, которые решаются определённым, «правильным», образом – и только тогда следующий приход приближает вас к … чему? Распаду на частицы.

Тоже мне, цель! А вы попробуйте. Но об этом не мне говорить.

Так что выход есть, и смысл есть, если захотеть. Вот одно не радует в следующих приходах, то, что надо будет вновь проживать детские годы. Все эти сопли по поводу «родом из детства» такие же ценные, как «всегда выполнять законы пионеров Советского Союза». Нуль. Про сладость детства чаще ноют совершенно подломленные этим же детством невроты. Детство зависит от взрослых вокруг тебя.

Чего в нём хорошего, в этом детстве? От всех зависим, ничего нельзя, всё время страх наказаний и лишений чего-нибудь желанного, полное подчинение старшим и непонимание того, что вокруг происходит. Ну, и в чём прикол?

Сегодня утром проснулась рано от того, что старая кошка громко гортанно подвывала. Ей уже лет 15. В лучшие времена это была прекрасная, умная и послушная кошка. Сейчас она старая, ничего не слышит, делает разные глупости и иногда присаживается там, где нельзя. Вышла, смотрю, а она есть мышь. Где она её взяла – неизвестно, мы потом подумали, что это ошалевшая мышь, которую раньше принесла другая кошка, погоняла её, но так и не поймала. А старая поймала. Они друг друга стоили, дряхлая кошка и пыльная измученная мышь. И стала кошка есть эту мышь с головы – чего они никогда не делают, всегда оставляют голову и кишки. Понимаю: уже инстинкт работает, а мозги – нет. Я дождалась, пока можно было мышь от неё оттащить, и выкинула остатки в окно.

За всем этим наблюдала кошка молодая, которая притащила ещё одну мышь, сидела около неё на окошке и смотрела, что мы делаем. Увидела, что я выкидываю недоеденную часть в окно, хвать свою новую мышь и ушла, чтобы я и у неё, не ровен час, ничего не отнимала.

Старость – такая же дрянь, как и детство. Прибить тебя жаль, да и не за что, но и подтирать уже нет смысла, всё равно больше ничего путного не будет. Подтираем, куда деваться. И усыплять тоже жаль. Но это пока она ничем, кроме глухоты, не страдает, а если бы болела, то я бы усыпила, нечего лечить и ещё больше мучить. Начинаешь понимать людей, которые живут одни: никого не придётся провожать, и ни с кем не надо будет расставаться.
Tags: грусть, душеведческое, метафизика, модель мира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments