Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

эко-купля и Толстой

*

Купила, значить, следующее:

икру сига без консервантов - 200 г 800 рэ

бруснику полкило, сладкая

белые грибы замороженные

александровскую сметану 20%

мечниковскую простоквашу

халву без арахиса

шоколад Алёнка

лимоны и грейпфруты

вяленую солёную рыбу, филе соломкой

хлеб с отрубями (больше шума, чем пользы, но всё равно)

геркулесовую кашу в пакетах, это плохо, но нет сил стоять варить

а бананы не стала

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ ТОЛСТОЙ И МЕЧНИКОВСКАЯ ПРОСТОКВАША

Мало кто знает, что число бактерий во рту у Льва Николаевича порой доходило до 16 миллиардов зараз. Об этом сам Толстой узнал при посещении лаборатории великого русского бактериолога Ильи Ильича Мечникова. Хозяин угощал великого русского писателя знаменитой своей "мечниковской простоквашей", а заодно демонстрировал эрудицию.
- Вообще говоря, в полости рта человека постоянно паразитируют около трехсот разновидностей бактерий, не все они, впрочем, так уж и вредны. Самые неприятные, их всего четыре: Veillonella alcalescens, Fusobacterium nucleatum, Bacteroides melaninogenicus и Klebsiella pneumoniae. Именно они в процессе жизнедеятельности выделяют сероводород и метилмеркаптан - дурно пахнущие газы. Этот процесс подобен тому, который происходит во время гниения мусора. Интересно, что газы аналогичного состава извергает знаменитый североамериканский зверек скунс в момент агрессивного раздражения.
Потом Илья Ильич долго и подробно рассказывал об одной французской крестьянской семье, всех членов которой одолевали приступы хронического аппендицита. Ознакомившись с условиями их жизни, Мечников обнаружил крайне неудачное устройство ретирад. Нечистоты беспрепятственно стекали на грядки с овощами, которыми эти темные люди питались. То есть они ежедневно пожирали собственные, как следует не перегнившие, а значит, совершенно не пригодные для удобрения экскременты. Еще было очень поучительно узнать про дикарей-антропофагов, которых белые колонизаторы в Конго, застав за людоедением, безо всяких разговоров сразу вешают на ближайшей пальме. Льва Николаевича это возмутило. Он даже перестал есть простоквашу!..
- Европейцы присвоили себе право суда и владычества над коренными народами Азии и Африки. При этом не могут разобраться в собственном жизнеустройстве. Сами жрут свое дерьмо и хотят, чтобы его все остальные жрали. Я, конечно, не оправдываю каннибалов, но христианнейший моралист с удавкой, по мне, в тысячу раз гаже...
Чтобы как-то успокоить Льва Николаевича, Илья Ильич незаметно перешел к вопросу о финозном заражении мяса и о желательности учреждения дееспособной санитарной службы в России. Толстой возразил ему в том смысле, что домашнюю скотину давно пора оставить в покое, что следует заботиться не о чистоте чужого мертвого мяса, а о чистоте собственной бессмертной души. Как будто, истребив всех мух, глистов и блох, человек станет лучше. Да он только в сто раз хуже станет. Начнет истреблять себе подобных, потому что уже приобрел привычку истребления окружающих во имя собственного комфорта, а ближний твой - сами знаете - куда надоедливей комара бывает...
В общем, поговорили. Лев Николаевич поблагодарил за угощение и откланялся. Ученые беседы никогда не доставляли ему особой радости. В современной науке он видел всего лишь одну из форм изощренного духовного тунеядства, бегство от ответа на действительно насущные вопросы человеческого бытия.
Зачем же Толстой ходил в гости к Мечникову, спросите вы? Ответ прост: Лев Николаевич очень любил "мечниковскую простоквашу". Он считал ее в своем роде совершенством.
- Мне кажется, дорогой Илья Ильич, что молочнокислые бактерии намного полезней нас с вами... - частенько говаривал Лев Николаевич, с удовольствием облизывая ложку. (с) К.П.
Tags: еда, персоны, сезонное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments