Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

40

*
Вчера ... даже не знаю, как сказать, скажу: было 40 дней со смерти мамы.

В связи с определённой ситуацией сложились нетрадиционные обстоятельства, в результате которых не было ни похорон, ни 9 дней, в том смысле, что не было сбора родственников и знакомых. Кто придёт, кто не придёт... бабушка говорила: на поминки все придут.

Это почти так. Кое-кто не пришёл, отрекомендовавшись отъездом, но мне совершенно понятно, почему именно они. Бывают такие люди, которые любят жизнь и не любят смерть. Ну, умерла так умерла, что толпиться. А бывают, которые любят именно потусоваться во мраке и драме. А бывают просто любопытствующие. Я даже погнала кое-кого с дурацкими вопросами.

Пока был человек жив, особо не звонили и не появлялись. А тут ох-ты-ах-ты, а от чего умерла? Да не ваше дело! Пока была жива, времени задавать вопросы не было, а вот сейчас станем обсуждать, от чего умерла. Фпесду.

Один человек сказал: она так хотела жить на Адриатике. Ну, что же, в следующей жизни мама постарается быть ближе к цели, а в этой ей удалось на Адриатике просто полюбоваться закатами, поесть клубники с форелью, а потом умереть. Да, это не самое грустное место для перехода в другой мир, особенно весной.

DSC00058

Весной, с одной стороны, обидно умирать, но осенью уж совсем тьма.

Что мы сделали. Мы нашли место с кухней, которую она любила, оделись, как ей бы понравилось, притащили то, что она отмечала из работ брата и её собственные творения, организовали слайд-шоу и пустили по кругу некоторые фотографии из её жизни. И врубили тематическую музыку.

Вот тут пара читающих даже присутствовала. И ещё оказалось, что она в этом месте и ранее неоднократно была со своей подругой. И ещё оказалось, что тот день имел какие-то выразительные нумерологические связи с датами чужих родителей. Даже непривычным понравилась еда. И принесли протею, цветок, который я не нашла, сейчас не сезон, он ей нравился.

А трагически сидеть с мутными лицами я не разрешила. Хотя многие собирались погоревать. Но как сказал её двоюродный брат, уж как-то так уже у нас сложилось, на поминках праздновать жизнь, а не думать о том, чем всё закончилось. Они всегда перерастали в энергичное мероприятие. И если не видеть её портрета со свечкой, то никогда бы и не догадаться, что это поминки.

И это хорошо. И хорошо ещё, что всё сложилось так, что никто никогда так и не увидел её разобранной, болеющей, ненарядной, а тем более, в гробу. Не было такого. Все запомнили только живого человека, была вот такая, и такой останется в воспоминаниях, как уехала. Одна её подружка сказала, что это она сама, мама, так всё срежиссировала специально, чтобы, вот именно, не осталось ни у кого в голове казённых видосов в гробовом макияже. Сбежала с собственных похорон. Может, и так. Не осуждаю и даже беру на заметку.

Никаких завешенных зеркал, опрокинутых лиц, шепота под сводами крематория, заученных профессиональных прощаний и общественного мрамора. Всё, нету меня, я уехала, увидимся на той стороне. А там уже есть, кому встретить. Долгие проводы - лишние слёзы.

А мы остались тут. Справились с неожиданностью. Вспомнился анекдот, как мужик слышит стук, открывает дверь, а там Смерть с косой. Он говорит: и что? А она: и всё!

Вот для нас тут всё, а у неё долгий путь. Говорят, человек возвращается на Землю тогда, когда никто его тут больше не помнит. Значит, не скоро.
Tags: грусть, история, культуральное, семья, события, цвет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments