Майор Вихрь (zabriski) wrote,
Майор Вихрь
zabriski

автобиографическое

*
«А вот ещё», как говорил мой знакомый Саша Спектор перед тем, как рассказать анекдот.

Давным давно, в 20 веке, у меня был период времени, когда я работала выездной учительницей английского языка со звёздами российской эстрады. Они на гастроли, и я с ними. В общем, понимаете, как костюмер или ещё кто, меня возили с собой с целью изучать иностранный язык без отрыва от производства.

Надо ли говорить, что никто особо ничего не изучал. Кто побольше, кто поменьше, в зависимости от структирированности личности, но в основном перегрузки не было. Ну, какой английский язык, если по 2 концерта в день (не помню, чтобы больше, потому что звёзды реальные, не фуфло, до сих пор поют), но и по два, особо если без фанеры, то тяжело. Потом пока до гостиницы доедешь, пока то да сё, если не банкет, то просто ужин, жить-то хочется, и уже поздно, утром пока встанешь, пока завтрак для чемпионов, потом уже дневной концерт, ехать, звук выставлять, одеваться, ну, до уроков ли?

И у меня было хорошее время, что уж там говорить. Ездишь по стране за казенный счет, проживаешь в отдельном номере, свистнут – придёшь, поучишь с ними что-то, процесс рваный, методика ситуативная, зато в каждом городе всё самое интересное так или иначе увидишь. Потому что стоит гастролёру приехать в запланированный пункт, так тут же принимающая сторона подваливает к директору… А директор – это вам не просто так. Директор коллектива – это тип личности. Так вот, мгновенно этот директор имеет в руках список всевозможных приглашений от местного населения, как частного содержания, всякие олигархи и директора заводов зовут в бани и на пикники, так и официального, выступить или просто почтить присутствием там-то и того-то, в обкоме или на производстве. Только сиди и выбирай, чего тебе сейчас больше хочется, в сауну, на автозавод или этнической кухни.

В каком городе что производится, то и можно там приобрести по сходной цене, местные власти с удовольствитем помогут. Тут то приобрёл, там - это, от Жигулей до овечьих одеял, и под конец гастролей контейнеров, глядишь, уже не N, а N+n, потому что народу много, у всех семьи, и всем охота.
Моё дело - быть всегда в пределах досягаемости. Чтоб когда если звезда решила узнать про герундий, я тут же про этот герундий пришла и рассказала, без задержек. Ну, к примеру, рассказала я в час дня. Что это значит? Это значит, что уж до полудня следующего дня никто точно ни про какой герундий знать не захочет, и я могу делать, что вздумается.
Поэтому я там по мелочи много, что делала, было время, даже на концертах в микрофон говорила что-то организационное, из будки звукооператора. Хорошо поставленным голосом. У меня хорошо поставленный голос.

Так вот.

Поскольку я относилась к обслуживающему персоналу, обычно жила вместе с этим персоналом в гостинице. Звезда, к примеру, в одной, что получше, а мы – в другой, что попроще. Далее опущу некоторые подробности, чтоб звезду не идентифицировать.
В одном городе, вдруг подходят ко мне доверенные лица и говорят: а Смирнова едет в готель с Х (икс). Почему-то. Это примерно в середине поездки, то есть не вчера прилетели, и не завтра возвращаться. Ну, куда скажут, туда и поеду. Однако, эта рокировка не осталась незамеченной, как оказалось. Но мне-то невдомёк, я чище слезы комсомолки.

Сидели мы с этой звездой, без всяких там, то есть, совершенно. Она как раз тогда, эта звезда, сочинила пестню, пела её мне, и мы дебатировали, что-то там ужинали и всё было дружественно и органично. Потом, время позднее, номер люкс, две или три комнаты, он на своём месте, а – на своём. И ничего между нами, никакая искра не трескнула, ничто не шевельнулось. Другая бы, поумнее, на моём месте сверкнула бы ляжкой, мигнула бы ресницей, упала бы в обморок или красиво прилегла от мигрени. Ну, увы, не я.
Утром, значит, выходим мы из готеля, ехать пора уже.

Боже мой.
Боже мой!

И снова, будучи незапятнанной и совершенной пионеркой, я шла под грохот понимающей канонады. Как своих, так и иностранных гастролёров, работающих разогревающей командой перед Самим, в первом отделении. Ну, конечно!! Она ночевала с Ним, могла ли она посметь отказаться? Да и могла ли она захотеть отказаться? Он такой симпатичный, офигенно модный, да и парень хороший, не жлоб. Ведь если ей скомандовали менять гостиницу, это значит, что Он сам так и велел! И что же? Вы хотите сказать, что она вот так, нетронутая и вышла сейчас из парадного подъезда, как была! Да ладно! Замажем.

Замазали они там что или не замазали, но мы-то с ним, как никто другой знаем, как оно было на самом деле. Никому не докладывали, пусть себе думают, как хотят. Он-то – Звезда, что хочет, то и делает, а она-то – училка очкастая, что с неё взять, соврёт для протокола.

Но вы поверите, и сейчас, почти через 20 лет, есть на свете люди, сокрушающиеся, что у нас тогда ничего так и не было. Вот случилось бы, глядишь, он бы сейчас и жил иначе, и пел бы другое, и стригся бы чаще. Он и сейчас, уж вы мне поверьте, живёт хорошо, про меня не вспоминает.
Но спроси ты очевидца, состояла я или не состояла, все ответят, что да, состояла. А я не состояла! Я тогда с другим дружила, то ли со звукооператором, то ли с югославским гитаристом, не воспроизведу, все поездки перепутались.
Вот так. А могла бы изменить течение истории отечественной эстрады. Уж я бы изменила, не сомневайтесь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments